Маяковский «haute couture».

В 1920-е годы критики обвиняли Владимира Маяковского в том, что в тяжелые для страны времена он мог себе позволить ходить в дорогих вещах, привезенных из-за границы. Со стороны поэта это было продиктовано не желанием выделиться среди окружающих, а стремлением бороться за новый быт, за умение одеваться, не переступая грани в погоне за модой. Его современники подтверждали, что у Владимира Владимировича был безупречный вкус и чувство меры. Поэт желал видеть всех людей красивыми, как и его любимый писатель А.П. Чехов, и хотел, чтобы «в человеке все было прекрасно: и душа, и одежда, и мысли».

Говоря об этапах формирования имиджа Маяковского, хронологически, их можно разделить на три периода.

1911-1915 годы – период пребывания Владимира Маяковского в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и футуристический период.

1915-1922 годы – знакомство с Л.Ю. Брик и ее влияние на формирование имиджа поэта.

1922-1930 годы – первые выезды Маяковского за рубеж и его работа над своим имиджем.

1911-1915 годы

После смерти отца семья Маяковских жила очень бедно, у Владимира Владимировича была одна рубашка и пара потрепанных сатиновых блуз, с которыми он носил банты из шелковых лент – вместо галстука.

В.В. Маяковский, Москва, 1910


Маяковский пребывал в поисках себя. Апогей этого поиска – знаменитая желтая кофта, которую ему сшила мать из выбранной им ткани, для первого публичного выступления в Политехническом музее. Эта кофта впоследствии стала символом футуризма, а желтый цвет – цветом авангарда.

В 1914 г. Петербург и Москва начали знакомство с футуристической модой. Вместо цветка, как у денди, – в карманах пиджаков – морковки, редиски, ложки. Чтобы еще оскорбить «общественный вкус» они разрисовывали лица.

Актриса Ия Ильяшенко рассказывала: «Хорошо помню и прыжок Маяковского на сцену, когда объявили его выступление, и смех в зале... Я его спрашивала: "Почему футуристы себя так ведут? Красками лица разрисовывают, и эта ваша морковка в петлице..." А он отвечал: "Вы думаете легко читать стихи, когда тебя осмеивают? Так вот, это тренировка..."» [1]

Д.Д. Бурлюк, Б.К. Лившиц, Н.Д. Бурлюк, В.В. Маяковский, А.Е. Крученых, Петербург, 2013

А.А. Шемшурин, Д.Д. Бурлюк,

В.В. Маяковский в гостинице “Лоскутная”, Москва, 1914


К футуристическому турне поэт готовился основательно, тщательно подбирая себе новый гардероб. Маяковский понял: одежда – действенный участник его выступлений.

П.П. Хожателев, Портрет Владимира Маяковского, Казань, 1914

После поездки в Казань в 1913 г., где Владимир Владимирович читал доклад о футуризме, он получил хороший гонорар, и костюм Маяковского стал другим.

Из воспоминаний Иды Хвасс: «…новехонькое английское пальто с черным бархатным воротником. Розовый муаровый смокинг с черными атласными отворотами, жилет из плотного красного атласа с темно-красными бархатными цветами, цилиндр, лайковые перчатки, палка с дорогим набалдашником и «всякие предметы роскоши» вроде портсигара бумажника и прочего…»[2]


1915-1922 годы

«Радостнейшая дата. Июль 1915-го года. Знакомлюсь с Л.Ю. и О.М. Бриками.» - Маяковский В.В. «Я сам».

Под влиянием Л.Ю. Брик имидж Маяковского резко меняется. Забыты футуристические пестрые одежды, нет взлохмаченной шевелюры. Вместо нее – красивая стрижка. Модное английское пальто, кепка. Сверкает белизной рубашка с пестрой «бабочкой». Его взгляд – взгляд уверенного в себе человека.

Л.Ю. Брик и В.В. Маяковский, Петроград, 1915

В 1917 году начинал возрождаться кинематограф, и Владимир Маяковский говорил, что мечтает сниматься в кино. Его мечта сбылась, он написал 13 киносценариев и в трех фильмах снялся сам, в главной роли.

В фильме «Не для денег родившийся» Маяковский сыграл главного героя – Ивана Нова. В конце фильма, он должен был быть одетым как денди: в щегольском костюме, цилиндре плаще, с тростью, в брюках по моде тех лет.

Из воспоминаний Яна Нивинского:
«Маяковский вникал во все процессы, начиная с декораций, делал эскизы костюмов, вникал в процессы их ношения. Тогда у каждого актера был собственный гардероб. Чем лучше актёр, тем пышнее костюмы.»[3]

Кинопроба к фильму “Не для денег родившийся”, В.В. Маяковский в роли Ивана Нова, Москва, 1918

Е.О. Славинский, кадр из кинофильма “Не для денег родившийся”, В.В. Маяковский в роли Ивана Нова, Москва, 1918

Н.И. Свищов-Паола. Кинопроба для фильма “Не для денег родившийся”, В.В. Маяковский в роли Ивана Нова, Москва, 1918


В 1918 году в конце марта Маяковский и Л.Ю. Брик снялись в одной картине под названием «Закованная фильмой».

Кадры из кинофильма “Закованная фильмой”, Л.Ю. Брик в роли Балерины и В.В. Маяковский в роли Художника, Москва, 1918


Благодаря единственному фильму «Барышня и хулиган», который сохранился полностью, мы сегодня имеем возможность увидеть Маяковского таким, каким он был в жизни – его жесты, мимику, привычки, походку.

Кадр из кинофильма “Барышня и хулиган”, В.В. Маяковский в роли Хулигана, Москва, 1918

1922-1930 годы

До 1922 года имиджем Маяковского занималась Л.Ю. Брик. Но после первой поездки Владимира Владимировича за рубеж, все меняется. Он сам начинает заниматься своим гардеробом. Отныне шляпа – незаменимый аксессуар Маяковского, хотя в повседневной жизни он предпочитал кепки. А на подкладке шляп металлические овальные пластины с его монограммой: «М».

Белоснежный ворот рубахи затянут тугим узлом модного галстука. В уголки ворота рубашки продернута модная булавка. Часы для Маяковского были не только модным аксессуаром, но и предметом первой необходимости. Новый имидж поэта отличался своей элегантностью и строгим деловым характером. Ничего лишнего.

Поэт Александр Жаров вспоминал:

«Владимир Маяковский никогда не выделялся кричащими вещами. Он ничего лишнего из-за границы не привозил. Привез палку, с которой ходил. Башмаки у него были мягкие на большой подошве без каблука, он ему был не нужен».[4]

В.В. Маяковский во дворе Советского полпредства в Мексике, Мехико-Сити, 1925

В.В. Маяковский на Красной площади, Москва, 1928, 1 мая

В.В. Маяковский, Нью-Йорк, 1925


1923 год для Владимира Маяковского ознаменовался созданием журнала «ЛЕФ» – он стал его редактором. Вокруг «ЛЕФа» сгруппировались художники-конструктивисты. По их мнению, именно одежда являлась одним из наиболее важных проводников нового художественного вкуса в массы.

В дальнейшем, многие идеи этих художников оказались настолько плодотворными, что получили развитие в искусстве костюма 21 века. По словам Варвары Степановой (советская художница-авангардистка, представительница конструктивизма), все они зажигались от идей Маяковского, как спичка от спичечного коробка.

«Я задержалась в Москве. В промежутках между изучением Ренуара и Ван Гога встречаюсь с Маяковским. Он очень занят в эту осень. Предполагается издание журнала «Новый ЛЕФ» Владимир Владимирович в широком светлом пальто, в кепи с большим козырьком, то ускоряя, то замедляя шаг, движется по алее, вполголоса бормоча новую, только пришедшую на ум строфу. Наконец он останавливается, вынимает книжку и что-то наскоро заносит туда». – Хин Е.Ю. «Разговор на одесском рейде»

Художники 1920-х годов объявили войну старому буржуазному быту. До конца своей жизни поэт боролся с серостью «коммуновых лавок». Творческая энергия Владимира Маяковского была направлена на развитие всего нового. Достаточно вспомнить его рекламные плакаты для множества модных магазинов.


«Нет места сомненью и думе – все для женщины только в ГУМе» [5]- В.В. Маяковский.

Л.Ю. Брик и Э.Ю. Триоле демонстрируют русские платья Н.П. Ламановой, Париж, 1924


Однако становление советской легкой промышленности шло медленно. Маяковский был высокого роста и ему было очень сложно подобрать что-то в «коммунновых лавках». Поэтому, как только он выезжал за границу, старался обновить гардероб, обычно это были определенные магазины, например, в Париже «Гранд Шомьер» или «Олд Ингланд». Также он делал покупки в Германии.

Владимир Владимирович больше был расположен к спортивному стилю.

Маяковский не любил смокинги, но в них он был необычайно красив.

«В смокинг вштопорен, побрит что надо. По гранд по опере гуляю грандом»

В.В. Маяковский





В.В. Маяковский в редакции журнала “Красная нива”, Москва, 1927

В.В. Маяковский во дворе Советского полпредства в Польше, Варшава, 1927


Часто в мире искусства вещи изменяются, преображаются, становятся символом или значимой деталью. Для В.В. Маяковского, как знаковой фигуры XX века, это было особенно характерным. Чего стоит одна его «желтая кофта», ставшая символом футуризма.

Таким же символом советской эпохи стал знаменитый клетчатый пуловер Маяковского, в котором он запечатлен на многих фотографиях 1920-х годов. Эта вещь, купленная за несколько долларов на барахолке, была любимой у Маяковского, он носил её до конца жизни.


Маяковский не любил погрешности не только в своем костюме, но и у окружающих его людей. Брюки В. Маяковского всегда были хорошо отутюжены. Обувь должна была быть начищена до зеркального блеска. Владимир Владимирович любил, чтобы костюм на нем сидел безупречно. Современники подчеркивали, что у него было врожденное чувство вкуса.

По материалам:

Маяковский «haute couture»: искусство одеваться.

Каталог материалов из фондов Государственного музея В.В. Маяковского

/ Сост. И.В. Голоднюк.

Вступ. ст. Л.Е. Колесниковой. М.: ГММ, 2015. 252 с.: ил.

С каталогом можно будет ознакомиться в ближайшее время в Отделе читальных залов ЦГПБ им. В.В. Маяковского.

В подготовке выставки принимали участие практикантки Полина Грива и Мария Сидорова.



[1] Овчаренко – Чернодубровская Е. Я жадно впитывала // Нева. 2005. № 9. С. 240.

[2] Хвасс И.Я. Воспоминания о Маяковском // Лит. обозрение. М., 1993. № 9-10. С.34-35.

[3] Нивинский Я.Ф. Не только в ателье // Я земной шар чуть не весь обошел… М.: Современник, 1988. С. 302.

[4] Колесникова Л.Е. Другие лики Маяковского / [Послесл. на обл. В. Зайцева]. М.: Витязь – Братишка. 2008. 4 С. Обложка.

[5] Маяковский В.В. ПСС. Т. 5. С. 275.


Смотрите так же

12 февраля в 19:00 – «9 женщин о Маяковском».

Художественная читка воспоминаний о Маяковском в исполнении 9 прекрасных девушек из цикла «125 и 1 лекция о Маяковском»

24 января в 19-00. Лекция «Пятна красок и звон лозунгов».

В библиотеке Маяковского состоится очередная лекция из цикла «125 и 1 лекция про Маяковского»